Заказать звонок
31 мая, 2019

Пространство для совместной работы — потребность, вынужденная мера или возможность для развития бизнеса?

 

Бум коллективных офисов в Петербурге – знак времени или временная мера? Один из резидентов Бизнес-инкубатора «Ингрия» рассказал «Деловому Петербургу» о преимуществах работы в коворкинге, почему все больше компаний избирают такой вариант размещения бизнеса и о неизбежности полезного нетворкинга.

 

До конца года сеть коворкингов «Практик» откроет проекты в трех локациях — на Васильевском острове и Петроградской стороне. Пространства могут заработать уже в сентябре. Общая площадь помещений составит более 5 тыс. м2, на таком пространстве можно разместить примерно 1,1 тыс. рабочих станций. Для сравнения: всего в городе в коворкингах организовано 2,8 тыс. рабочих мест. Инвестиции в запуск составят 160 млн рублей.

 

Недавно компания вышла в регионы и открыла коворкинг площадью 400 м2 в городе Великие Луки (80 рабочих мест). Вложения составили 50 млн рублей. Это первый пример коворкинга в небольшом городе. Впрочем, ждать повального ухода сетей в регионы не стоит, ими еще не освоен Петербург. Эксперты рынка предполагают, что коворкинг в Великих Луках открылся под конкретного корпоративного клиента. Это весьма распространенная практика. В Петербурге, например, собственный коворкинг (помимо офиса в Доме книги на Невском) есть у компании «ВКонтакте».

 

Коворкинг как бизнес

Сейчас в Петербурге работает около 40 коворкингов, самые заметные — это «Ясная Поляна» (около 400 мест в одной локации), «Практик» (400 мест в трех локациях), Grow–Up (примерно 300 мест в одной локации). «Кроме классических офисных в городе есть еще 10 коворкингов–антикафе и порядка 15 специализированных коворкингов. «К основным сетевым игрокам я бы добавила еще нас, «Офис у дома» и «Циферблат», — говорит Ирина Баева, управляющий директор компании Regus в России. — Рост числа коворкингов на 25–30 % в год показывает, что этот рынок прибыльный. Окупаемость инвестиций в коворкинг составляет 3–5 лет».

 

«Уровень маржинальности зависит от площади, позиционирования и состава включенных в тариф услуг, а также от средней заполняемости в течение года и принципа управления. Это может быть как сетевой проект с головной УК, так и одиночный коворкинг или коворкинг, работающий по франшизе», — объясняет Владимир Дорофеев, генеральный директор сети «Практик». По его словам, уровень операционной рентабельности в «Практике» составляет около 32–35 %. Чтобы достичь такого показателя, уровень заполняемости должен быть не меньше 98 %. При этом планируемые к открытию локации формата 2–3 тыс. м2 способны достигать отметки 40–45 %», — считает Владимир Дорофеев.

 

Постоянно увеличивающийся спрос и отсутствие жесткого регулирования на рынке превращают коворкинги в привлекательный бизнес. По данным исследования Avito, спрос на аренду рабочих мест превышает предложение в 89 раз. Предложение о продаже коворкингов выросло в 2019 году в сравнении с прошлым годом в 4 раза, спрос — в 3 раза. В Петербурге коворкинги стоят в среднем 20,9 млн рублей, а это в 4,3 раза дороже, чем 2 годами ранее.

 

Порог входа на рынок растет стремительно. «Если 2 года назад было достаточно 20–25 тыс. рублей на 1 м2 коворкинга, сейчас это минимум 45 тыс. рублей, — говорит Владимир Дорофеев. — Растут потребности клиентов: меняются стандарты, отрасль взрослеет».

 

«Коитинг» не подойдет

По данным Emergent Research, уже к 2022 году в коворкингах по всему миру будет работать уже 5 млн человек. Наличие стабильного интернета, близость к дому, время открытия и закрытия, хороший кофе и переговорные — вот основные моменты, на которые смотрят посетители коворкингов при выборе, куда приземлиться.

В кафе и ресторанах тоже есть интернет, столы и напитки. На первый взгляд кажется, что это выгоднее — взял кофе и сиди весь день. Или, наоборот, где поработал, там и поел — без отрыва от производства. Но не все так просто. «Не хочется, чтобы мои собеседники слышали звук вилок и ложек во время звонка. Плюс в кафе все соседи слышат, что ты обсуждаешь, а это не всегда желательно, — объясняет Галия Сайфутдинова, руководитель отдела маркетинга BDO Unicon Outsourcing. — Кроме того, цена работы в коворкинге и в кафе обычно сопоставима. В среднем на аренду места я трачу от 500 до 1000 рублей в день. В случае с долгосрочным контрактом ставки ниже».

 

Кафе не подходит, потому что туда многие приходят отдохнуть и поесть, а коворкинг — место именно для совместной работы, говорит Михаил Коряков, основатель RunCall.

 

«Уже третий год работаю в коворкинге в «Ингрии». Люди тут мотивированы, многие занимаются собственными проектами. Особую ценность имеет нетворкинг, — говорит он. — Рано или поздно ты знакомишься с соседями, которых часто видишь, узнаешь о компетенциях, делишься контактами и опытом. Лично я свои последние проекты начинал благодаря идеям и общению в коворкинге».

 

Главные претензии коворкеров к работе кафе в итоге звучат так: сложно общаться с партнерами, качество и безопасность интернета под вопросом, администрация не несет ответственности за личные вещи, да и нетворкинг не тот.

 

Пространство для веганов

Однако и в работе коворкингов пока не все идеально. Пользователям, например, не хватает мест, начинающих работу рано. «Значительная часть почему–то открывается в 11–12 часов. Видимо, считается, что предприниматели и дистанционные сотрудники продирают глаза в полдень. Но, например, мой рабочий день начинается в 9, а на почту и мессенджеры я отвечаю уже с 8», — говорит Галия Сайфутдинова.

 

Пока спрос на коворкинги превышает предложение, новые пространства не будут бороться за клиентов. «А вот уже спустя 2–3 года локации начнут конкурировать неэффективные или не прочувствовавшие потребителя будут закрываться», — уверен Владимир Дорофеев.

 

В ближайшем будущем — с учетом международных трендов — на рынке Петербурга можно ожидать появления специализированных пространств для работы, например коворкингов строго для женщин, подростков, IT–стартаперов, веганов, дизайнеров.

 

«В Бразилии и Англии коворкинги — это уже не просто место для работы: в них могут быть няни, детские комнаты, кухни. Как мама, я считаю, что это очень здорово, — рассказывает Дарья Музыченко, менеджер компании eLama Brazil. — Мы работаем в Бразилии в WeWork — это международный коворкинг. Из необычного: здесь есть happy hour — время, когда можно угоститься пивом. Это неплохой способ познакомиться и завязать small talk с другими компаниями».

 

Впрочем, очевидно, что некоторые западные форматы у нас не приживутся.

 

«Петербург город креативный, я не исключаю появления каких–то специфических пространств, но в этом будет больше акционизма, чем практической пользы», — замечает Михаил Коряков.

 

«Я не уверена, что нишевые продукты на этом рынке будут востребованы. Коворкинги востребованы у двух аудиторий — дизайнеров и молодых мам. Для первых уже существует швейное пространство в Гостином Дворе: люди могут сделать что– то вместе на станках, которые недоступны для них в других местах», — говорит Галия Сайфутдинова. Для вторых площадка с няней и детской комнатой уже работает на Охте.

Хотите Получать наши новости?

Пожалуйста, оставьте свои e-mail, мы будем отправлять вам самую свежую информацию о нашей компании

    Стать резидентом
    Оставьте пожалуйста свои контактные данные.
    И мы с вами свяжемся


    Нажатием кнопки «Оформить заявку» я даю свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с указанными здесь условиями

      Задать вопрос
      Оставьте пожалуйста свои контактные данные.
      И мы с вами свяжемся


      Нажатием кнопки «Оформить заявку» я даю свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с указанными здесь условиями

      Подпишитесь на наши новости

      X
      Нажатием кнопки «Подписаться» я даю свое согласие на обработку персональных данных в соответствии с указанными здесь условиями